#НОВОСТИ #Топовые новости

Первое большое интервью Алеси Кафельниковой после возвращения с Бали. Про Фараона тоже рассказала!

5562

Недавно Алеся Кафельникова (20) на несколько дней прилетела в Москву после жизни на Бали и работы в Китае. И в это время модель дала большое интервью «Нежному редактору», в котором откровенно рассказала о семье, проблемах с наркотиками и отношениях с рэпером Фараоном (23).


Про модельный бизнес

Моделинг – это очень тяжело. Это не просто встал, попозировал, это 9 часов минимум на каблуках. Мне тяжело, потому что пальцы уже в ужасном состоянии, вспышки камер, уже слепнешь. Самая популярная у моделей ситуация, что нужно носить чужие туфли. Их постоянно кто-то носит, разные люди. Они используют не суперновые туфли, и тебе приходиться их носить. Были истории, когда девочки дробили стекло в тональник… у меня даже шрам есть у глаза.


Про пластику

Когда у меня были конфликты с Глебом (Фараон), он начинал общаться с моими бывшими подругами, и у них были сделаны губы, еще что-то, тогда я думала, может во мне что-то не так. И я подумала, что мне тоже нужно накачать себе губы, я долго ходила с ними, мне даже нравилось, а потом, когда я начала работать, Юля (агент Алеси – прим.ред.) сказала: «Лесь, мне не нравится, у девочек, которые делают себе губы, будущего в модельном — нет. Никто их не возьмет никуда». И потом мне все выводили рассасывающим гелем, сейчас у меня все свое.


О психозе

Это когда ты просто отключаешься. Я не помню какой-то период своей жизни вообще. Мне рассказывали, что у меня была палата номер 66, я дорисовала там, чтобы было 666. Я заходила туда и говорила: «Я в аду». Потом выходила и говорила: «Я вышла из ада». Я не контролировала ничего, что со мной происходило. Я на Бали когда прилетела, у меня забрали антидепрессанты, и я думала, что мне либо сторчаться остается, либо набухаться в стельку.


О шрамах

Тебе говорят, что ты ужасна, что хуже тебя нет. И ты же понимаешь, осознаешь это. У меня куча вмятин на теле, но я не чувствую ничего. Мне не бывает больно.

Я резать себя начала в 13 лет. У меня никогда не было в жизни подруг, даже с мамой у меня не очень отношения.

Раньше я не хотела находиться в этом теле. Мне не было интересно, я была где-то внутри, и я понимала, что тело мне только мешает. Внутри меня сидит демон, а я сама – ангел.


О Фараоне

Я безумно люблю этого человека. Я всегда по нему скучаю. Я даю ему шанс реализовываться, вести свою жизнь, я никогда не отказываюсь от своих слов. Даже когда я говорю, что я его не люблю, я его все равно люблю. Это просто какие-то теплые отношения.  Вот как я люблю папу, что бы ни случилось, каким бы он ужасным ни был отцом, еще что-то, я его все равно люблю. С Глебом также. Сейчас нас ничего не связывает. Я свободна, он свободен. Мы не можем быть вместе, потому что он хочет работать, я хочу работать. Сейчас мы развиваемся. Иногда мы не общаемся, иногда общаемся, у нас такие отношения.


О расставании

Я была виновата много где. Я не могла сидеть дома. Мне говорят: «Не ходи». Я пойду назло. Мы любим друг друга где-то там, ментально, я ему отправляю послания, он — мне. Такая странная история, наркоманская.


О наркотиках

Его тусовка (Фараона) повлияла на это. Но сам он меня наоборот вытягивать пытался.

Сейчас мне иногда хочется, но меня спасает джин-тоник. Я просто отгородила себя от всех людей, которые могут мне дать это. И даже если такие есть, я говорю «нет».


О семье

Сейчас весь мой фокус на том, чтобы моя семья ни в чем не нуждалась, и могла себе позволить намного больше, чем раньше. Я просто поняла, что пора ехать заграницу, пора работать, пора максимально выжимать из себя все. Просто я их всех очень люблю и хочу, чтобы они гордились мной. Столько нервов я папе потрепала, он уже у меня седой, я не хочу, чтобы так было.

Я, мне кажется, всем вынесла мозг. С Глебом мы тоже из-за этого расстались.

Внимание: в видео присутствует ненормативная лексика!

 

На этом сайте мы используем файлы cookies. Продолжая использование сайта, вы даете свое согласие на использование ваших файлов cookies.